10

899

Виктор Меркулов: парикмахер-бетонщик

Виктор Меркулов – 39 лет, парикмахер, верующий, бывший маг. 4 раза был женат. В детстве торговал в Польше водкой, намного позже открывал кузню, выращивал грибы, был технологом и гончаром. За 20 лет сменил десятки парикмахерских и салонов, но нигде больше полугода не задерживался.

Стриг братву, жену мэра, банкиров и министров. Учился в престижной французской школе «Жак де Санж», был учеником ученика Ошо. Сегодня он владелец студии «Антибарбер», идейный вдохновитель проекта «Антикультура» и просто интересный человек с необычной судьбой. Девиз его жизни: «Кто, если не ты?»

 Как ты стал парикмахером? 

– Начинал я в парикмахерском кружке от профучилища в Доме пионеров. Туда я попал в 17 лет совершенно случайно. Мама попросила записать туда моего 11-летнего брата. Тогда я увлекался резьбой по дереву и моделированием. Когда приехал в кружок, подумал: «Почему бы мне еще и парикмахерским искусством не заняться?» С тех пор с ножницами я не расставался.

Отучился там два года, но диплома не получил – когда там были выпускные экзамены, я сбежал из дома, уехал в горы, много путешествовал. Меня нашли родители и вернули домой.

На 3 курсе я понял, что мне не нравится учиться на инженера-электрика, поэтому перевелся из Политеха в ВГУ на психологический. В 2001 году родился сын, я бросил ВГУ и попытался устроиться парикмахером. С первого раза, правда, не получилось – не хватило техники и знаний. К тому же, очень долго стриг.

Потом была школа Уксусова «Профиль». Там я проучился 3 месяца: подсмотрел, попробовал, научился тому, что было интересно, и ушел, не получив диплома. У меня был ребенок, было не до учебы. С тех пор дольше одного дня я на работу не устраивался.

 Расскажи о своем первом месте работы. Чем оно тебе запомнилось? 

– Сначала я попал в парикмахерскую «Водка-Водка». Это было зло... Раньше рядом находился магазин хозяина парикмахерской. Его закрыли, а вывеска осталась. В первый день я прошел боевое крещение – подстриг 10 человек практически полностью ножницами, так как машинка была слабая. Потом начались бесконечные «канадочки», гопники с пивком, клиенты с грязными головами… Эконом-класс, он такой: его цены не подразумевают мытье головы. Но я все равно старался делать все хорошо. Работал в коротком белом медицинском халате. Выглядел как мясник. Гопники меня сами боялись, наверное.

Когда я «наелся» этих зачухонцев эконом-класса, подумал, что для меня жестоко работать парикмахером. И стал помогать родителям в бизнесе – у них грибной цех был. Параллельно у меня были разные идеи – то я магазин открывал, то точки на рынке с текстилем. Но в итоге снова вернулся к ножницам. Хозяйка следующего салона и ее муж – бывший конвоир – пытались оформить на меня кредит для бизнеса. Пришлось уйти.

 Занимался ли ты каким-то необычным бизнесом? 

– Еще с института у меня была идея открыть кузню. Прогуливая занятия, на журфаке ВГУ я перезнакомился с многими студентами и в итоге нашел кузнеца, у которого проучился 3 месяца. Вскоре я открыл кузню, которая проработала 1,5 года. Бизнес в основном был настроен на производство оградок, так как близкий друг работал землекопом на кладбище, через него их и продавали. Но потом наступил кризис: металл подорожал почти в 3 раза, а изделия – нет. Получилось так, что нам нужно было работать бесплатно. Других клиентов не было, рекламу мы не давали, поэтому к другому оказались не готовы. И все рухнуло. Потом с этим другом, через несколько лет мы ещё пробовали производство тротуарной плитки, потому парикмахер-бетонщик…

 Кем и где ты еще работал и где учился? 

– В моей жизни был и первый коммерческий в Воронеже люксовый салон «Куафер», и салон «Виталь», и парикмахерская «Золотой телец». Я был риелтором и гончаром, но нигде дольше полугода не задерживался. Работал технологом «Кутрин» – получал новые знания в Санкт-Петербурге, проводил семинары, обучал сотрудников салонов работать с краской этой марки, объяснял основы колористики старым парикмахерам, которые в этом не разбирались. Но потом контора лопнула. Также работал в «Княжне Дарье» и параллельно технологом «Шварцкопфа», тогда же ездил в Москву учиться во французской школе «Жак де Санж». Можно сказать, что мне очень повезло, я научился тому, чему сейчас в России уже не учат – французы здесь больше не преподают.

NGKiZf4E91w.jpg

 Как на твою карьеру повлияла учеба во французской школе? 

– До этого меня не устраивало то, что получается. Во время учебы в школе я понял, как делать так, как я хочу. После этого устроился преподавать в школу «Лик», где выпустил четыре или пять потоков. Это было первое место, где я учил людей с нуля. Но и оттуда пришлось уйти.

Дело в том, что не дают учить, даже когда ты трудишься за копейки. Сознательно делается так, чтобы никто ничего не понимал. В какой-то момент другие преподаватели начали жаловаться на то, что я им мешаю – ученики пропускали их занятия, чтобы посмотреть на то, чему я научился во французской школе. И я их понимаю, теперь узнать все это можно лишь за большие деньги, поехав во Францию.

Случались ли в твоей жизни страшные события, которые повлияли на твое дело? 

– В 2010 году я попал в больницу под 23 февраля. Боль была такая, как будто меня кто-то схватил за внутренности и начал трепать. Я думаю, это была порча. Дежурные врачи установили неверный диагноз – хронический панкреатит. Но потом оказалось, что у меня был атипичный аппендицит, он завернулся за кишечник и через три дня разлился. Моего лечащего врача не было – он отдыхал, я сам колол себе обезболивающие. Потом мне начали давать анальгин с димедролом. Температура не повышалась, поэтому никто не понял, что у меня был перитонит. Когда вышел мой лечащий врач, меня срочно положили на операционный стол.

Швы зажили быстро, но оказалось, что все плохо промыли. Промывали потом через трубки. Я вышел из больницы и загремел на следующий день в другую. Там из меня вырезали 25 см кишечника.

Мне пришлось долго работать дома. В какой-то момент я узнал, что моя жена забеременела. Оказалось, что когда я лежал в больнице, она плотно общалась с моим другом… Это выбило меня из колеи. Она меня выселила, и я вернулся в родительский дом, пошел в школу «Кузнецкий мост», где совсем недолго преподавал колористику.

Какие необычные клиенты приходили к тебе стричься?

Zt2z1tWSqgM.jpg

– Под Новый год меня позвали в Астрахань открывать салон, я согласился. Там было очень весело. Первый месяц я работал без выходных, второй месяц – один через два. Там были крутецкие клиенты – жена мэра города, министры, владельцы заправок, банкиры. Были перспективы, но свой бизнес мне бы там сделать не дали. Кроме того, я затосковал по родине и по своей новой девушке. Я вернулся, бросил пить, и мы быстро женились.

Как обстояли дела с твоим первым серьезным проектом?

– Через годы работы в салонах и на дому я наконец решился открыть свою первую парикмахерскую. Она находилась на пересечении улиц Карпинского и Лидии Рябцевой и называлась сначала «Супер-парикмахерская», а затем «Парикмахерская-студия Виктора Меркулова». Я научил свою третью жену стричь, все было хорошо. Но тут сбылась моя мечта – я всегда хотел гектар земли, чтобы построить свой мир. Так получилось, что у мамы умер муж, она пришла к нам жить, а я начал заниматься участком. Пока я приводил в порядок сад, уезжал с ночевками, жена загуляла. Мы разошлись. Начались проблемы с парикмахерской. Я решил ее закрыть, так как все тащил на себе – и аренду, и коммуналку – но работал там не один. Да и контингент там был «тухлый».

Но в какой-то момент коллега Елена привела ко мне учиться свою дочь за 5 тысяч рублей в месяц. Мне хватило денег, чтобы оставить парикмахерскую. Эта девушка мне нравилась давно. Так вышло, что в один и тот же день она рассталась с молодым человеком, я с девчонкой, с которой встречался. У нас быстро все закружилось, вскоре мы женились, сами даже не зная, что на День парикмахера. Сразу после свадьбы пришлось закрыть парикмахерскую из-за плохих отношений с тёщей.

Насколько я понимаю, ты снова развелся. Из-за чего это произошло и что было потом?

khYFkyizxX0.jpg

– Через некоторое время я арендовал рабочее место в маникюрной студии на Полины Осипенко, поработал полгода там, в процессе у меня родился ребенок. Начались проблемы с деньгами, за место нечем было платить. Мне пришлось съехать, а потом и разойтись с четвертой женой. У нас были очень серьезные конфликты.

После этого мы с первой женой открыли совместный кабинет, появилась там и моя последняя супруга. Как только она начала встречаться с моим другом, и первая жена поняла, что мы уже не сойдемся, они меня выдавили оттуда за месяц.

Какое-то время я поработал дома, попробовал снять другое место, но не нашел общий язык с хозяином. С того момента, уже восемь месяцев, я работаю антибарбером здесь, на улице Челюскинцев у «Строяка». В планах – не только стричь, но и преподавать – читать лекции, проводить мастер-классы. К весне планирую вернуться к профессии технолога и совместить это с более серьезной преподавательской деятельностью – открыть свою школу.

Почему собственно ты захотел стать бизнесменом?

– Моя мама всегда работала в торговле. Когда Советский союз развалился и стали возможны коммерческие поездки, ее подруга решила отправить сына в Польшу, мама попросила его взять и меня. Ему было 18, а мне 11. Меня нагрузили чемоданами с дрелями, скрипками, гитарами и водкой. Там она стоила раз в 10 дороже. Мы прятали бутылки в вентиляционные отверстия и в сумки, так как водку провозить было запрещено. Если находили, то, конечно, отнимали.

Первый раз я менял товар на доллары. Второй раз поехал на зимних каникулах, повез мишуру. Но кто-то украл у меня деньги. Потом родители сами начали ездить, привозили одежду и обувь, ходовой товар, которого в России было мало. Я распространял привезенные вещи на рынках Воронежской области.

Можно сказать, что это был мой первый бизнес. Я видел, как деньги приходят к тебе в руки, что ты никому не подчиняешься, сам принимаешь решение, как что распределить, как разумно вести бизнес. После такого опыта в дальнейшей жизни мне было очень трудно работать на кого-то: я видел, как порой глупые поступки рушат бизнес, но сделать с этим ничего не мог.

Расскажи о своих увлечениях. Насколько мне известно, ты долгое время занимался магией. Что привело тебя к ней?

GatOfW1_tFQ.jpg

– В детстве, чтобы я побольше читал, мне подгоняли разные книги, в том числе научную фантастику. В 8 лет я прочел книгу «Эммануэль», это было забавно. Но и после этого любовь к чтению у меня не появилась, я мог читать только рассказы. Однажды во время сильной болезни, когда у меня было много свободного времени, я перешел на более серьезные произведения и вскоре переметнулся на сказочную фантастику. Меня очень сильно взбудоражили темы про магию.

В 11 лет мы пошли с другом в кинотеатр, но не попали на сеанс, зашли на рынок и нашли среди тапок и рыболовных снастей «Трактат о белой магии». Я ее сразу купил, и понеслось. Потом я торговал с родителями, и у меня всегда были деньги на такие вещи.

Сначала я поглощал очень много информации – меня интересовало развитие способностей. Затем начал проводить ритуалы. Я привораживал, отвораживал, наводил порчу. Оказалось, что все это работает. Это такое великое зло, оно захватывает тебя сразу, и ты можешь наворочать себе проблем на всю жизнь и на жизнь потомков и всего рода.

Я выходил в астрал, практиковал сновидение, осознанные сны, на кладбищах погружался сознанием в могилы. Я посещал Гурджиевский институт гармонического развития человека, учился в школе «Дэир», и медитации у ученика Ошо.

После первой женитьбы практики не прекращались. Но потом, когда психика очень сильно расшаталась, я все же от этого отошел. Конечно, было весело и интересно, я получил много откровений, стало больше вещей понятно. Но жизнь проходила мимо, не налаживалась. Получалось, что я алкоголик и наркоман, который не может строить бизнес. Когда моя жена ушла к лучшему другу, я призадумался.

5el_gbxX6jU.jpg

Как ты пришел к Богу?

– Я уехал первый раз в монастырь, когда мне было около 27 лет. Там я голодал несколько дней и ни с кем не разговаривал. Я не смог уехать оттуда раньше времени, пришлось ждать неделю. Тогда я решил причаститься и почувствовал силу церкви. Потом я женился, но жизнь снова сломалась. Была еще одна свадьба, но снова не задалось. Каждый раз зло меня захватывало через друзей и наркотики. Мой друг возил их из Москвы, было столько много – хоть ложкой ешь. Когда из-за этого я не спал две недели, я понял, что нужно спасаться. Я просто пошел в церковь и попросил, чтобы я не забыл, зачем я туда пришел. Я не забыл.

После воцерковления началась совсем другая жизнь. Будто с глаз сошла пелена. Были сплошные чудеса и откровения. Я ощущал Богородицу как купол небесный, ангела-хранителя – как уходящий в небо вихрь, видел святых – они, как люди. Было много радости, я понял, что я не один. Почувствовал, что воздух вокруг и каждая травинка будто смотрят на меня. Я увидел, что мир весь живой. Каждый его миллиметр – это живое создание, которое все время осознает тебя.

Магия – же это как разврат. Тебе вроде и приятно, и кайфово, но ты понимаешь, что попадаешь на опасный путь. Я оттолкнулся от нее, когда первый раз пожил в монастыре. С наркотиками было сложнее. После воцерковления я перестал срываться только спустя три года. С того момента прошел год.

Как ты думаешь, чем ты отличаешься от других людей?

QWB4Chy5bhk.jpg

– Я всегда чувствовал себя инопланетянином. Родился левшой, меня постоянно обманывали. Я это чувствовал, но только спустя годы узнал, что отец мне не родной. Видел и другое вранье, но не мог понять, в чем суть. Постоянный поиск помог мне выйти из этого «колеса» – мне не хотелось врать ни себе, ни другим. У меня сложная история, необычная, может, и этим отличаюсь.

«Кто если не ты?» Что значит эта фраза для тебя?

– Что за нас никто нашу жизнь не проживет, никто не сделает важные для нас дела. В святых писаниях есть такие слова: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Если ты не будешь искать или делать что-то, чтобы стать счастливым, никто за тебя это не сделает. Можно обвинять потом других в том, что ты несчастлив. Но тебе от этого легче не станет. За все придется отвечать самому. Кроме всего прочего, никогда не хотелось умереть бесславной смертью. Если я не оставлю след в истории, не сделаю то, что пригодится людям, моя жизнь пройдет практически бессмысленно.

Ты – идейный вдохновитель проекта «Антикультура». Расскажи, в чем его цель?

9vDcFVo88WE.jpg

– Цель – пробудить людей. Антикультура – это культура личностей, открытых людей, которые могут раскачать и поддержать других. В жизни так устроено, что более опытные старшие отвечают за младших. То же самое и здесь. Некоторым даже страшно сделать шаг вправо или влево, потому что они росли в такой среде, где все боятся потеряться. Им нужна поддержка. Я хочу собрать людей, которые способны дать эту самую поддержку. И конечно, хочу вернуть истинное значение культуры при помощи проекта, так как сейчас культура завязана на бизнесе, маркетинге и полном бездушии.

Автор: Анна Вотинова

Сейчас на главной